Зхус-Розенштейн И.Г.


Из досье:

Ирина Генриховна Зхус-Розенштейн родилась и выросла в Ташкенте в семье выходцев из Польши и Румынии. Первые музыкальные навыки получила у известного пианиста и композитора Бориса Исааковича Зейдмана. По окончании средней школы поступила в музыкальное училище им. Хамзы. Затем была Ташкентская государственная консерватория, параллельно с учебой в которой начала преподавать в Школе-интернате им. Глиэра (с 1970 г.), где и работает по сей день. Живет с дочерью Дианой – учащейся 11 класса Лицея им. Глиэра (на струнном отделении).

Наверняка каждый из нас хотя бы раз в жизни задумывался, кто сыграл в его биографии ключевую роль. Большинство, наверное, в первую очередь благодарны своим родителям за то, что те родили и воспитали. Кто-то скажет спасибо своему лучшему другу, кто-то жене или мужу. А кто-то учителю: Для своей 18-летней дочери Ирина Генриховна является всем: и мамой, и учителем, и другом. В этом ей повезло. Впрочем, повезло не только ей: по всему миру разбросаны бывшие ученики Ирины Генриховны, которые ее считают своей второй мамой, потому что тот запас знаний и тепла, который они когда-то от нее получили, согревает их сердца и по сей день.

Мы сидим в уютной кухне Ирины Генриховны, и она делится своим неизбывным теплом и со мной.

- Ирина Генриховна, с какими воспоминаниями связаны первые годы работы в Школе им. Глиэра?

- В то время Школу окружали кукурузные поля, не было никаких студенческих общежитий – это была окраина города. В Школу можно было добраться лишь на маленьком автобусе, который долго кружил по старому городу. Затем от остановки приходилось идти пешком через поля. В общем дорога занимала очень много времени. Сейчас, конечно, совсем другое дело. В те годы мы, молодые учителя, и не представляли себе, что на одном месте можно проработать столько лет.

- И что, никогда не приходила мысль перебраться работать поближе к центру, например, в школу им. Успенского?

- Знаете, предлагали. Но как-то прикипело. Тогда это был в большей степени интернат, чем сейчас. Успенка была более городская – там был совершенно другой контингент учащихся. У нас было больше детей из области, без родителей, и им требовалось гораздо больше любви и внимания: Не знаю, наверное, заронилось зернышко, да так и проросло. Я и сейчас в общем-то понимаю, что вряд ли куда-нибудь уйду. Много лет я проработала заместителем директора по учебной части. Это была большая ответственность – работа до позднего вечера, порой, без выходных. Сейчас, когда я вернулась к простой преподавательской работе, я понимаю, что большего мне и не нужно, это мое.

- А вообще, что такое педагогика?

- Педагогика – это прежде всего любовь к детям. Если есть эта любовь, будешь что-то выискивать, вычитывать, советоваться. Это еще и психология. Все дети разные, и ко всем нужен свой подход. Необходимо увлечь ребенка, чтобы он загорелся музыкой. Педагогика сродни театру: Театру одного актера, в котором дети – зрители. Я на своих уроках чего только не придумываю, особенно с малышами. Например, мои дети рисуют музыкальные произведения (даже если пьеса небольшая, всего 4 такта, мы ее называем произведением), делают аппликации. У меня хранится целый альбом с рисунками моих учеников. Я считаю, сверхзадача педагога – научить ребенка любить музыку. Только тогда он впоследствии станет высокопрофессиональным музыкантом. Помню, мой первый выпуск был в 1982 году (я имею в виду детей, которых я довела от первого до последнего класса). Вы не представляете, какое это счастье: ученик, который пришел к тебе несмышленым ребенком на твоих глазах стал музыкантом, а ты на него смотришь и думаешь, неужели это я его научила?! Ко мне часто приходят мои бывшие ученики, и, когда я их вижу, меня переполняет гордость, что это благодаря мне они полюбили музыку, стали хорошими людьми.

- Но не все, наверное, могут придти. Многие ведь наверняка поразъезжались?

- Да, многие разъехались, но мы по-прежнему общаемся. Мне пишут из Америки, из Франции, из Германии, из Израиля, присылают свои фотографии, снимки своих детей, звонят по телефону. Они никогда не забывают день моего рождения. Плохо, что я не могу позволить себе сама им звонить. Но если иногда наберу чей-нибудь номер, они мне тут же говорят: “Ой, положите трубку, мы вам сейчас перезвоним”.

- Ну, хорошо, с педагогикой разобрались. А что такое музыка?

- Музыка – это чудо, она воспитывает. Человек, который когда-нибудь прикоснулся к музыке, пусть не профессионально, пусть для себя, становится интеллигентней, интеллектуальней. Эти дети не похожи на других, они духовно богаче, более воспитаны, культурней. Я считаю, любой человек – способный ли, не способный – должен учиться музыке. К примеру, в дворянских семьях было заведено учить детей музыке, танцам, живописи, иностранным языкам, фехтованию, верховой езде: Вырастали гармонично развитые люди. И сегодня, даже если ребенок учится в общеобразовательной школе и, в итоге, будет заниматься чем-нибудь другим, если он параллельно посещает музыкальную школу, потом это будет его богатство.

- Есть ли какой-нибудь случай, эпизод, который за все время работы в Школе запомнился вам более всего?

- Трудный вопрос: Столько всего интересного было. Помню, спустя лет пять после моего прихода в Школу, у нас был новогодний вечер. Объявили конкурс на лучшую танцевальную пару. И меня сами же преподаватели назвали Мисс Глиэра, а Джахонгира Акбаровича, который у нас сейчас работает завучем – Мистером Глиэра. И вот прошло около 20 лет. На такой же вечеринке был объявлен подобный конкурс, но теперь уже дети должны были назвать победителей. И вот, представляете, вновь конкурс выигрываем мы с Джахонгиром Акбаровичем! Для меня это было очень знаменательно. Еще навсегда врезался в память 50-летний юбилей Школы. Тогда директором был Кенжаев Камил Оманович, и он сумел организовать праздник по высшему разряду. Со всего Союза приехали гости: из Прибалтики, Грузии, Молдавии, Украины, из Москвы, Ленинграда. Приехала дочка Глиэра со своим сыном. Такой был грандиозный концерт – вся Школа готовилась. А ко мне все стекалось, потому что я была ведущей этого концерта. Если не ошибаюсь, это был 1977 год. Потом праздновали и 60-летие, и 70-летие, но таких больших праздников больше в школе не было.

- После того, как Школу переименовали в Лицей, что-нибудь изменилось?

- Кроме того, что обучение стало 12-летним, ничего особенного пока не произошло. Может быть, в связи с увеличением срока учебы улучшится подготовка учеников, не знаю. По-прежнему, мы работаем на голом энтузиазме, потому что наш труд не оценивается по заслугам. Более того, мы, преподаватели, теперь не получаем 50-процентной интернатской надбавки, потому что из названия убрали слово “интернат”, остался просто Лицей. Хотя, фактически-то, этот Лицей по-прежнему является интернатом. А работа в простой школе и работа в интернате все-таки различимы по своей сложности. Когда у ребенка нет рядом ни папы, ни мамы, ты должна заменить ему и папу, и маму. Ты должна и урок ему преподать, и в тот же момент носик ему вытереть. Найти для своих детей класс, чтобы они занимались, сходить в общеобразовательное отделение, узнать, как у детей обстоят дела там – все это в комплексе. И работать в такой Школе сможет далеко не каждый. Я бы очень хотела, чтобы моя Школа (это действительно моя Школа, потому что в этих стенах прошла не только моя молодость, но и вся моя жизнь) была самой лучшей. Я горжусь тем, что в любой точке мира есть музыканты, которые не стесняются называться Глиэровцами.

- Если бы вам, Ирина Генриховна, представилась возможность прокричать на весь мир одно единственное слово, которое было бы автоматически переведено на все языки мира и тут же нашло отклик в сердцах всех землян, какое это было бы слово?

- Я бы сказала: “Любите друг друга!”

- То есть, слово “любовь”?

- Да, “любовь”, потому что когда люди будут действительно любить друг друга, в мире не останется равнодушия. Я считаю, все зло идет от равнодушия людей. Когда человек равнодушен, он может и предать, и пойти на терракт. А мне бы хотелось мира, дружбы и любви:

Беседу вела Лилия АБДУСАИДОВА